Игорь Загвоздин: Когда человек проходит через боль, он становится немного другим

Середина мая - горнолыжный сезон в Заполярье даже не думал заканчиваться. Правда, тенденция последних лет такова, что склоны пустеют после майских праздников и не всегда есть смысл гонять подъёмники вхолостую, рассказывают сотрудники горнолыжных комплексов. А значит, так или иначе, закрытие сезона - вопрос ближайших дней. Жаль, ведь снега в Хибинах в этом году хватит ещё до лета, и это не предел…

В этом году горнолыжный сезон выдался долгим и насыщенным. На «Большом Вудъявре» построили новый современный кресельный подъёмник. А на горе Кукисвумчорр состоялись юбилейные, 10-е соревнования «Khibiny Open Cup», которые собрали порядка сотни участников. Были и трагичные события. В новогодние праздники в горах погибла сноубордистка из Москвы.

- Считается, это была смерть от лавины, - рассказывает опытный спасатель Игорь Загвоздин, - когда её нашли, на ней снег был. Поэтому формально - это лавина. На самом деле в 99 процентах смертей в горах человек сам виноват. Но всегда будут искаться крайние: начиная от лавинных служб, заканчивая владельцами горнолыжных комплексов. К нам по работе приезжают и японские, и американские специалисты. Австрийцы спрашивают, сколько у нас людей в год погибает. Мы говорим, мол, в какой-то год зима была ужасная, четверо погибли… А они удивляются. Оказывается, у них 15 гибелей в сезон - это запланированные жертвы. Жертвы будут всегда.

Лавинщик с 30-летним стажем и горный гид Игорь Загвоздин среди поклонников горнолыжного экстрима личность легендарная. Под его руководством проводятся единственные в России соревнования по фрирайду «Khibiny Open Cup», результаты которых учитываются на международном уровне. Его приглашают читать лекции по лавинной безопасности далеко за пределы Кировска. В отличие от многих он знает, о чём говорит. Игорь четыре раза оказывался под лавиной. Как сам говорит: «Два раза насмерть».

После 30 начинается самая интересная жизнь

Воспоминания Игоря о том, как он встал на лыжи, сильно отличаются от большинства подобных историй.

- Я в 30 лет начал кататься, до этого дочь воспитывал… Потом Оля выросла, и наступил момент, когда я понял, что появилось свободное время… И началась жизнь самая интересная.

А ответ на вопрос, чем именно заняться в освободившееся время, у Игоря возник сам собой - решение было всегда перед глазами.

- Я всю жизнь живу в Кировске. У меня из окна, кроме нашей горы, ничего не видно… Лыжи я ещё в школе попробовал. Просто во время учёбы, а потом и перестройки не до жизни было. Но последние 15 лет очень интересные…

Кроме того, Игорь в службе лавинной безопасности работает с двадцати лет. По настрою этого человека нетрудно догадаться - в свои 52 года завязывать с Хибинами у него и в мыслях нет. Хотя он и признаётся, что последние годы почти не водит людей в горы - тяжеловато. А на вопрос «живы ли колени после двадцати лет фрирайда?» - ответ ошеломляет:

- Колени в порядке. Я их давно ещё на велосипеде разбил.

Лавины по-кировски

- В этом году я читал лекции по лавинной безопасности в Мурманске, Москве, Питере… Почему-то я популярен в последнее время. А всё началось с того, что меня спросили: «Почему ты не рассказываешь про лавины?». Я сказал, не хочу пересказывать других. А мне говорят: «Ну прочитай своё». Я и рассказал. Все обычно рассказывают про снег. А я про кровь и несчастные случаи, которые пришлось пережить.

За 10 лет Игоря Загвоздина четыре раза накрывали лавины. Впервые в 1998 году. Несмотря на лавинную технику, биперы и щупы, большинство экстремалов уверены: если случилась лавина, остаётся уповать только на ангела-хранителя или на любую другую всевышнюю силу, в зависимости от религиозных предпочтений. Тем более в данном случае речь идёт о лавинах в Хибинах. В наших горах снег по своей структуре не «мягкий и пушистый», а мокрый и тяжёлый. По сути, лавина по-кировски - это многотонная снежная стена, которая может раздавить человека, как игрушку.

- Последний раз, когда на меня лавина пошла, это было в 2008 году, я только лыжи развернул, но убежать не успел. Сразу засыпало. Помню, боли даже не чувствовал. Просто темнота. Голову между ног сгибало, и я сознание потерял. А потом вторая лавина сразу сошла. Она меня и спасла - выбила наружу, даже лыжи не отстегнулись. А так бы не успели спасти…

Игорь понимает, едва ли главная причина его небывалой везучести в высоком уровне катания или знании местности. Несколько лет назад под лавиной погиб соорганизатор «Khibiny Open Cup» и друг Игоря Загвоздина Валерий Соловьёв. Опыт ему, к сожалению, тогда не помог.

- Почему в горах травмируются новички - понятно. Это как улицу перейти на красный свет. А вот когда опытные райдеры погибают - это они какую-то границу уже перешли. Дело не в самоуверенности. Понимаете, это же на фане происходит. Где лавиноопасно - там же самый лучший снег! Ты раз спускаешься, два, три, четыре - и перестаёшь себя контролировать. Ты спустился и думаешь: «Так здорово! Почему бы не катнуть ещё?». За эти годы я прошёл все этапы «эгегейства». Сначала были фразы типа «Давай, поехали!». Потом наступила фаза: «Эй! Вы что, ненормальные? Не ходите туда!!!».

«Я не вправе отговаривать людей совершать ненормальные поступки»

Сейчас Игорь Загвоздин никого безумцами не называет и не учит жизни в горах заезжих туристов. Только предупреждает об опасных участках и предоставляет им выбор.

- Я знаю, это циничная и жёсткая позиция. Но я не вправе никого отговаривать. Человечество всегда совершало ненормальные поступки: кто-то открывал Америку, кто-то на собаках достигал Северного полюса. Но ведь пойти на Северный полюс на собаках - это совершенно ненормальная идея! Но люди дошли и оставили свой след в истории. Точно так же и фрирайд. Это очень подходящее занятие для воплощения амбиций.

Возможно, благодаря своим жёстким, но справедливым принципам, Игорь Загвоздин и заслужил известность в узких кругах фанатов свободного катания. Он не скрывает и открыто говорит, что такая слава ему по душе.

- В сезон мне звонить начинают с семи утра с вопросами, какой снег. А летом спрашивают, когда сезон начнётся. Или просто так звонят, чтобы про горы услышать. Я честно скажу - это очень приятно.

Родные образ жизни Игоря поддерживают полностью. И жена, и дочь, как и он, катаются на лыжах.

- С женой я катаюсь с удовольствием. Она очень хорошая лыжница. Лучше меня. А с дочерью не катаюсь после одного случая. Мы тогда разбились. Я видел свою кость. После этого зарёкся с ней ходить.

Кстати, даже когда речь идёт о семье, Игорь не поддаётся отцовскому инстинкту и не принимается за чтение морали, где можно и где нельзя кататься. Также, как и другим, предоставляет право выбора. Единственное, говорит, специально однажды свозил всю семью на экскурсию в приёмный покой. Чтобы близкие своими глазами увидели последствия необдуманных спусков. Райдер уверен: когда человек проходит через боль, он немного меняется. Видимо, поэтому Игорь рад, что его маленькая внучка пока не просит купить лыжи. На вопрос, когда она присоединится к семейному увлечению, отвечает неожиданно:

- Я хочу, чтобы она танцевала, ходила в художественную школу или в музыкальную. Куда угодно, только не фрирайд.

Khibiny OpenCup-2014

Ну а что касается «Khibiny Open Cup», на которые каждую весну с 2004 года приезжают райдеры со всей страны, чтобы попробовать свои силы в спусках по внетрассовым участкам, лавируя среди камней и небольших северных деревьев, Игорь рассказывает:

- 10 лет для соревнований по фрирайду - это много. Это единственные подобные соревнования в России, которые продержались так долго.

И, действительно, вряд ли кто-то десять лет назад мог предугадать, что простой спуск с горы нескольких друзей, названный в шутку «Призом водокачки», вырастет в международный контест. Последние годы в рамках «Чашки» (сокр. от «Khibiny Open Cup») проводится мировой этап соревнований «Freeride World Qualifier». А это значит очки, набранные спортсменом в результате спусков, будут учтены в индивидуальном зачёте. Общее количество баллов определяет место райдера в списке сильнейших мастеров фрирайда в мире.

И хоть Кукисвумчорр за 10 лет уже обкатан вдоль и поперёк, прекращать проводить соревнования Игорь не собирается.

- Я недавно написал фразу в Интернете: «Закончились десятые соревнования. Это веха в истории хибинского фрирайда». Полстраны восприняли это, что больше не будет Опенкапа (сокр. от «Khibiny Open Cup»). На самом деле - всё будет.